Левитан Исаак  


И. Гинзбург - "Левитан". Страница 2

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11


У Левитана есть еще одна большая заслуга, позволяющая занять ему почетное место в ряду русских пейзажистов. Для него, как для всякого истинного живописца, играло огромную роль зрительное, цветовое ощущение: оно помогало выявлению мысли, направляло его руку. Каждое такое значительное ощущение Левитан стремился закрепить в превосходных по верности и непосредственной свежести живописных этюдах. Для многих художников этой свежести и проникновенности было бы совершенно достаточно, чтобы счесть написанное за наилучшее выражение увиденного пейзажа. Для Левитана же они, так же как и его предварительные рисунки, были лишь более или менее удачной подготовительной работой – этюдом в прямом смысле этого слова, т.е. «изучением».

Бывали случаи, когда Левитан в законченной своей картине вновь возвращался к первому ее этюдному варианту, к первому своему впечатлению, если оно в конце концов убеждало его в своей верности. Но чаще всего этюды служили лишь многосторонним материалом для отбора главного и ценного от ненужного и случайного. Отбор этот у Левитана всегда бывал кропотливым и суровым и приводил к такому живописному построению, которое уже целиком отвечало сложившемуся представлению художника о данного рода пейзаже. Вопреки довольно распространённому мнению, Левита очень обдуманно и очень тщательно «строил» свои картины. Вот почему искусство Левитана до сих пор служит одним из лучших образцов пейзажа-картины в русской живописи.

О жизни и деятельности Левитана хорошо сказал один из его биографов: «Он мало жил, много творил и долго умирал».

Жизнь Левитана бедна внешними событиями; она представляет, в сущности, историю его творчества.

Исаак Ильич Левитан родился 18/30 августа 1861 г. в маленьком местечке Кибарты, подле Вержболова, на польско-германской границе, в малосостоятельной семье мелкого железнодорожного служащего, еврея. Отец его, в поисках более обеспеченной жизни, вскоре перебрался в Москву, куда перевез с семьей и маленького Исаака и где перебивался давая уроки в банкирских и купеческих домах.

9 001

Право называться «русской школой живописи», - искусство, целиком связанное с пытливым изучением окружавшей художника русской действительности, с ее национальными особенностями с историей ее народа.

Таким же целиком национально-самобытным художником был и любимый учитель Левитана, пейзажист Саврасов. Левитан всегда с нежностью вспоминал о годах ученья у Саврасова. Его мастерская в Московском училище живописи в начале 70-х годов была как-то по-особенному спаяна общей любовью учителя и учеников к русской природе. Художник, создавший одно из лучших произведений русской пейзажной живописи – «Грачи прилетели», умел внушить эту любовь и своим ученикам. Но он учил их также твердому рисунку и точному владению формой.

Все это, несомненно, оказывало большое воздействие на природную одаренность Левитана. Левитан много работал в классе, но еще больше писал этюды; каждое лето было новым шагом вперед.

Ранние работы Левитана очень близки по манере, по их живописной поверхности, по цвету и построению к работам Саврасова, да и не одного Саврасова: еще больше в них было от общего всем ранним передвижникам-пейзажистам глубокого добросовестного «списывания» натуры, подчеркнутой скромности в выборе сюжета и излишней детализации. Таковы многие его ранние рисунки, а среди них – жестко, мелко вписанный «Пейзаж» (1882), изображающий болото с чернеющими кочками, маленькими лужицами и мрачным, задымленным закатным небом, точно и сухо прорисованный «Поселок» (1885) и др.

Гораздо меньше в ранних этюдах Левитана чувствуется влияние Поленова, у которого после Саврасова некоторое время учился Левитан. Но из еще несамостоятельных работ начинают и в Училище, а в особенности по его окончании, выделяться вещи, уже несущие в себе индивидуальные левитановские черты. Так, в 1879 г. на ученической выставке появилась картина Левитана «Осенний день. Сокольники», купленная известным собирателем русской живописи П.М. Третьяковым. По осенней алее парка, усыпанной листьями и окаймленной тонкими рыжими деревцами, идет женщина в черном. Печаль пасмурного осеннего дня, так остро передаваемая впоследствии Левитаном, здесь, в это еще ученической картине, выражена им в первую очередь печальное черной фигурой. Пейзаж здесь служит окружением и дополнением к ее настроению. Он становится понятен только через нее. Молодой художник еще не сумел выбрать из увиденного им пейзажа такую характерную черту, которая смогла бы ввести зрителя в пейзаж, сама заставила бы понять мысль художника без дополнительных разъяснений.

Впоследствии Левитан научился так вдумчиво и глубоко строить свои пейзажи, что не нуждался больше для передачи своей мысли в лишних подробностях. Между прочим, вскоре за «Осенним днём» он написал «Осинник» (1880), где тот же серый осенний день как бы пропитал собой хмурую мокрую землю и обнаженные тонкие ветки низких деревьев. Эта картина, написанная ещё очень несвободной и неширокой кистью, все же показала в Левитане совершенно своеобразного художника.

В следующие годы неоднократно возвращался Левитан к своей ученической жесткой, сухой и подробной манере; не сразу смог он пробиться сквозь усвоенные приемы. Таков, например, «Вечер» (1882), с черными избами и изгибающейся между ними дорогой, где за жесткой живописью исчерна-черных изб и добросовестно выписанной дорожной колеей зритель не увидит и не почувствует мягких красок позднего заката. Но появившийся на Передвижной выставке 1883 г. «Вечер на пашне», с высоко поднятым горизонтом и темной тенью пахаря и лошади на ярко-закатном небо, и в особенности другая «Пашня» (1885) – показывает уже нового Левитана.

1-2-3-4-5-6-7-8-9-10-11


Автопортрет (Левитан И.И.)

Осенний день (Левитан И.И.)

1


 
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Исаак Левитан. Сайт художника.
Главная > Книги > Изабелла Гинзбург > Страница 2
Поиск на сайте   |  Карта сайта